Дербентские памятники зодчества немыслимы без каменных резных надгробий. Чаще всего их можно встретить возле дорог — на месте гибели неудачливого путника. Большинство надгробий встречаются в виде горизонтально лежащих памятников. Они напоминают огромные сундуки со стрельчатым или закругленным верхом. Появление таких «саркофагов» связывают с арабами и датируются по-разному: от VIII – XII века.
Наиболее древние кладбища представляют собой монолитные каменные саркофаги полуцилиндрической формы, частично выдолбленные внутри. Они почти одинаковой величины и достигают длины 3 метра при ширине 0,7 метров, высоте 0,8 метров и толщине 10-12 сантиметров. Более поздние саркофаги имели слегка стрельчатую форму. На сегодняшний день аналогичные надгробия сохранились лишь в местах захоронения Кырхляр, на северном кладбище Джум-Джум и захоронений семейства Эсфендияров.
Если говорить о более поздних саркофагах, то они отличаются меньшими размерами, но более усложненной формой и богатой орнаментацией.
Однако, около 150-200 лет назад надгробия в форме саркофагов заменяются плоскими плитами, которые по своим размерам соответствуют высоте стелы.
Древние надгробия впечатляют своей резной орнаментацией и богатством декоративной отделки. Тонкий изящный насх (арабский почерковый стиль), угловатое куфи (раннее – арабский почерк), вычурный текст, производящий неизгладимое впечатление своим совершенством и простотой. За всем этим искусством в камне кроется очень сложная работа камнетеса (устад), писца –каллиграфа (катиб), художника (ряссам), резника (ханкам). Орнамент и надписи на этих камнях говорят о многом, скрывая за сухостью строк историю жизни и судьбы людей. Десятки тысяч каменных стел хранят имена тех, кто «нашел последнее пристанище» под ними.
Неизвестны также имена тысяч мастеров, так как на надгробиях нельзя указывать чужое имя. Они оставили после себя подлинные шедевры, их творения восхищают и сегодня совершенством исполнительского мастерства. Но резники по камню обладали не только мастерством, но и безупречным вкусом. В зависимости от умения и таланта мастера, положения в обществе «владельца могилы», размеры надгробий текст и орнамент были разнообразны. Одни надгробия представляли собой маленькие плиты, на которых были высечены имена и даты кончины покойного. Другие – «…длиною более человеческого роста» — были расписаны цитатами из священного Корана и украшены растительным орнаментом. Первая строка надписи – это стих из Корана. Пониже имени «Аллаха и его посланника» указывается имя и год смерти покойного. А в самой нижней части надгробия, на мужском захоронении изображены оружие, конь и т.д., на женском – монисты, бусы, серьги и т.д.
В составе фондовой коллекции в числе предметов из камня надгробные каменные плиты – саркофаги насчитываются в количестве 9 (девять) единиц хранения. Они являются предметами археологических находок, проводившихся в 70-80-ых г.г. XX-го века археологической экспедицией института истории, языка и литературы РАН Дагестана и датируются 14-18 в.в.
Данные надгробные плиты представлены на территории архитектурного комплекса «Цитадель Нарын-Кала» и включены в экскурсионный маршрут как ценные носители исторической информации. Эти каменные свидетели прошлого стали неотъемлемой частью исторического ядра самого древнего города России – Дербента.
Среди них особый интерес представляют несколько надгробных плит с орнаментацией религиозно-культовой направленности, сопровождающимися надписями на арабском языке. Эти каменные саркофаги, предметы археологии, числятся в коллекционном фонде под КП-ыми номерами: 1135; 1136; 1141; 1142. Первый из них прямоугольно-усеченной формы, второй – удлиненно-прямоугольной, а два – прямоугольной формы. Всех их объединяет одно: резной растительно-геометрический орнамент, по двум сторонам и в центре выбитые рисунки, символизирующие культовое здание – мечеть.

Рисунки на торцевых частях различного характера: от рисунка в форме следа ноги, кувшина с букетом цветов, а также изображений, стилизованных под колонны с рисунком антропоморфного характера – покойник.
Почти все путешественники и историки, посетившие Дербент, называли Дербентские кладбища местными святынями. Так, венецианский дипломат Амвросий Кантарини, восхищенный размерами дербентского кладбища, в XV в.писал: «… В Дербенте огромнейшие, я бы сказал, предельное количество кладбищ».
И московский купец Федот Котов, увидев здесь «великие кладбища старые», был настолько поражен ими, что, выезжая из Дербента, он поклонился могилам.
Позднее посетивший Дербент в середине XVIII в. англичанин И.Лерх писал о том, что различные изображения надгробных камней свидетельствуют о «….великой своей древности, около некоторых обведены стелы и сделаны своды, в коих лежат особливые семейства, а также некоторые святые».
Многие эпиграфические надписи на древних памятниках стали крылатыми и назидательными не только для современников, но и для будущих поколений. Например: «…Слава доброго дела, оставленная после себя человеком, лучше, чем оставшийся после него дворец золотой». «От посещающего требуется только молитва. Если сегодня это случится со мной, то завтра это случится с тобой».

Хранитель отдела «Фонды» Роза Мирзалиева

Теги: