Картина «Работорговля в Дербенте»
Коллекционный фонд Дербентского музея-заповедника формировался, базируясь на основных видах деятельности ДМЗ – научной, научно-исследовательской, просветительско-пропагандистской и т.д.
Коллекция живописи ДМЗ представляет интерес, в первую очередь, как многожанровостью, так и рядом широкоформатных композиций с разнообразным тематико-сюжетным построением.
Одной из таких работ является картина художника Мелика Агабалаева «Работорговля в Дербенте», хранящаяся под КП-ым номером 1651. Она написана в технике – холст, масло, размеры: 140 х 110 см. 2006 года исполнения.
В основу сюжета легла тема работорговли, центром развития которой являлся и город Дербент. Рабство в Дербенте существовало с давних времен. Первые сведения о рабстве здесь сообщают еще средневековые арабские авторы. Так, ал-Истахри (Х век) пишет, что в Баб-ал-Абвабе широко развита торговля рабами, привозимыми со всех концов земли. Все эти сообщения согласовываются с тем фактом, что благодаря своему удобному географическому расположению на важнейших торговых путях, связывающих население Юго-Восточной Европы, Закавказья и Передней Азии, Дербент оказался очень рано втянутым в орбиту оживленных торговых связей. Сюда на невольничьи рынки («есир базар») привозили рабов из многих земель, в числе которых были «…греческие, печенежские, хазарские» и т.д. Рабство в Дербенте сохранялось и в поздние века. Авторы ХIII в. в числе товаров, продаваемых на дербентских базарах, называют «рабов и очень красивых девушек-рабынь». Адам Олеарий писал, что «…Татары (азербайджанцы) доставляли сюда много краденых детей. А также взрослых турков и русских для продажи, их затем перепродают в Персию».
На картине «Работорговля в Дербенте» запечатлен момент бойкой торговли людьми. Центральную часть композиции занимает фигура купца с белой бородой. На голове у него покоится белая папаха; красный халат перехвачен поясом-кушаком, на ногах – кожаные чарыки. Из-под халата видны шаровары из дорогой материи светло-коричневого цвета. Правой рукой он держит за руку девочку-подростка, выставленной на продажу, другая — заткнута за пояс. Девочка напугана, голова наклонена набок, каштановые волосы распущены и взъерошены. Свободной рукой она пытается прикрыть бирюзовым покрывалом наготу. Чуть поодаль стоит, также выставленный на продажу, юноша-подросток. Мальчик в зажатой позе, стоит, скрестив руки у живота, взгляд, полный тревоги и безысходности, устремлен куда-то вдаль. На нем короткие шаровары светло-кремового цвета, торс оголенный. Трое мужчин-горцев в черкесках и каракулевых папахах принимают оживленное участие в торговле: двое стоят за спиной у девочки, третий — позади юноши. Их ярко выраженная жестикуляция говорит о том, что им не безразличен исход торга. Далее, в левом углу картины запечатлена фигура еще одного горца в папахе, верхом на навьюченном осле, как бы невзначай ставшего свидетелем торга. На переднем плане, по правую руку от купца, видна фигура молодого человека со спины. На голове у него покоится тюбетейка цилиндрической формы; поверх белой рубашки с длинными рукавами надета коричневая безрукавка-жилетка; шаровары по щиколотку, темно-бордового цвета. Ноги в кожаных чарыках широко расставлены, руки опущены в карманы шароваров. Перед всей этой процессией, сидя на земле, молодая женщина кормит грудью ребенка. На голову небрежно накинут платок светло-бежевого цвета. Перед ней стоит корзина со всевозможным дорожным скарбом и едой.
Торговля развернута у импровизированного шатра, на фоне одной из старинных крепостных стен. Работа выдержана в светлых, теплых тонах. В композиции отражено теплое время года – лето.

Хранитель отдела « Фонды» Роза Мирзалиева

Теги: